Источник Быстрые займы в артеме на сайте redirwwqqru.

Текущая ситуация в угольной промышленности России

in Вестник РЭО №104, Промышленность

Объем добычи угля в России в январе-сентябре 2003 г., по данным Госкомстата РФ, вырос на 9,6% по сравнению с аналогичным показателем 2002 г. и составил 199,03 млн. тонн. В частности, в сентябре т.г. добыча угля выросла на 3,9% и составила 22,4 млн. тонн. Наибольший рост добычи в январе-сентябре т.г. по сравнению с аналогичным периодом 2002 г. произошел в Канско-Ачинском угольном бассейне – до 25,03 млн. тонн (+20,4%), в Кузнецком бассейне – до 106,51 млн. тонн (+11,1%), в Печорском бассейне – до 9,65 млн. тонн угля (+9,5%). В то же время, в Донецком угольном бассейне в январе-сентябре т.г. по сравнению с аналогичным периодом 2002 г. добыча угля сократилась до 5,17 млн. тонн (-18,4%).

  Однако несмотря на то, что в целом по стране ситуация в угольной промышленности нормализуется, трагедии, случившиеся в последнее время (Ростовская область, Приморский край), показали, что по-прежнему существуют серьезные проблемы с безопасностью труда, вопросами взаимоотношений государства и собственников на шахтах, которые требуют скорейшего решения.

  Напомним, что 23 октября т.г. на шахте “Западная-Капитальная” в Ростовской области из-за прорыва грунтовых вод были заблокированы 46 шахтеров. 25 октября спасателями было поднято на поверхность 33 горняка. Спустя четыре дня были обнаружены еще 13 шахтеров, один из них погиб, один горняк считается пропавшим без вести, поиски которого были прекращены 31 октября. Другая авария произошла 29 октября на приморской шахте “Центральная”, где в результате взрыва метана погибли шесть человек. Трагедия произошла по причине того, что работы на шахте велись взрывным способом, официально запрещенным.
  В целом же, согласно официальной статистике Минэнерго РФ, с начала 2003 г. в России погибли 88 шахтеров, что больше, чем за весь 2002 г. (85 горняков).
  Согласно заявлению замминистра энергетики РФ Л.Тропко, Россия в ближайшие полтора года намерена закрыть до 15 угольных шахт, сообщает “Интерфакс”. Всего же, по словам Л.Тропко, в России в настоящее время в стадии ликвидации находится 191 угольная шахта и 1 разрез, которые было принято закрыть в течение 10 лет реструктуризации отрасли. Он также отметил, что многие шахты стали убыточными из-за “неграмотного и некомпетентного управления”. В частности, Л.Тропко сообщил, что уставный капитал ООО “Компания “Ростовуголь”, которая управляет шахтой “Западная-Капитальная”, составляет 2 млн. руб., тогда как долги предприятия – около 1 млрд. руб.

  Другой проблемой российской угольной промышленности сегодня в России является дисбаланс цен на энергоносители. В результате государственного регулирования внутренних цен на газ, последние оказываются ниже, чем цены на уголь. Кроме того, транспортные расходы делают перевозку угля нерентабельной. В итоге основной внутренний потребитель топлива – РАО “ЕЭС России” – предпочитает минимизировать использование угля, а те объемы, которые все же требуются, закупаются не у российских производителей, а в Казахстане.

  Между тем, российский уголь по своим экологическим и технологическим показателям соответствует мировым стандартам, а по некоторым параметрам даже превышает их. Таким образом, уголь мог бы стать для России экспортным товаром. Добыча угля открытым способом не требует высоких затрат и применения дорогостоящих технологий. При невысокой цене на труд себестоимость российского угля могла бы позволить ему конкурировать на мировом рынке. Однако вопрос вновь упирается в фактор стоимости перевозок и отсутствие необходимой инфраструктуры, например, недостаточные портовые мощности.
  Согласно Энергетической стратегии России на период до 2020 г. уровень добычи угля в России прежде всего будет определяться спросом на него на внутреннем рынке страны в зависимости от уровня технологической и ценовой конкурентоспособности угля с альтернативными энергоресурсами в условиях насыщенности рынка топливом. Ожидается, что в результате роста цен на природный газ и стабилизации цен на уголь соотношение цен на газ и энергетический уголь в области его эффективного применения поднимется с 0,62 в 2002 г. до 1/1 в 2006 г. и 1,4/1 в 2010 г. и составит 1,6-2/1 в последующие годы. При благоприятных условиях (оптимистический и благоприятный варианты развития социально-экономического развития) добыча угля в России может составить 305-335 млн. тонн в 2010 г. и возрасти до 410-445 млн. тонн к 2020 г. При менее благоприятном или неблагоприятном сочетании внешних и внутренних условий и факторов (умеренный и критический варианты развития) добыча угля в стране составит порядка 270-300 млн. тонн в 2010 г. и 310-375 млн. тонн в 2020 г.
  Кроме того, в соответствии с Энергетической стратегией к 2005 г. планируется завершить приватизацию угольной отрасли, а до 2010 г. завершить ликвидацию убыточных предприятий. В 2011-2020 гг. запланировано произвести коренное изменение технического и экономического уровня угольного производства за счет перемещения добычи на вновь введенные мощности, оснащенные техникой нового поколения, выход на высококачественную конечную продукцию, в том числе на базе угольно-металлургических, энерготехнологических и углехимических комплексов.

  Вывод: Произошедшие аварии наглядно показали, что проблемы в российской угольной промышленности, к сожалению, по-прежнему остаются. Складывается впечатление, что государство уходит не только от прямого экономического участия в угольной отрасли, планируя сделать ее на 100% частной, но и от выполнения своих прямых задач, таких как стратегическое планирование параметров топливно-энергетического баланса страны.
  Безусловно, реформа угольной отрасли нужна, и в целом выбраны правильные направления. Действительно необходимо закрывать особо опасные шахты, вводить частную собственность, привлекать эффективного собственника. Однако необходима и соответствующая реализация намеченных планов, которая в настоящее время отсутствует. При этом такие вопросы, например, как безопасность, предоставление шахт в аренду, должны оставаться в ведении государства. То есть шахты, которые требуют закрытия, должны закрываться, и здесь нельзя больше затягивать решение вопроса. Безусловно, в этом случае могут возникнуть проблемы социального характера. И в этой связи необходимо в опережающем режиме создавать новые рабочие места, вводить более мощную систему социальной защиты, что является прямой обязанностью государства.

  Кроме того, следует отметить, что практически ни одна страна в мире не ориентирована в такой степени только на нефтегазовое топливо, как Россия. В мире на угольном топливе производится в среднем почти половина электроэнергии (44%), более половины в США и Германии (56-58%), от 70 до 98% в других угледобывающих странах. И только в России доля угля в производстве электроэнергии составляет порядка 26% и продолжает снижаться. Недостаточная роль угля в топливно-энергетическом балансе России очевидна. В этой связи, необходимо активизировать процессы в сфере определения государственной политики в сфере оптимизации использования ресурсного потенциала. Нужно более активно поддерживать развитие угольной отрасли, что уменьшит нагрузку на газовый сектор, а также стимулировать более глубокую переработку сырья и перенос мощностей крупных потребителей топлива ближе к угольным бассейнам, что позволит сокращать затраты на перевозку. В рамках воплощения Энергетической стратегии необходимо также наведение порядка в сфере законодательства и лицензирования, развитие оптимальных транспортных схем и использование обоснованных тарифов, создание инфраструктуры. Если все эти задачи, стоящие перед государством, будут выполнены, то перед ним не будет больше стоять вопрос о социальном обеспечении и повышении зарплат шахтерам – при получении достаточной прибыли собственники предприятий отрасли смогут решить данный вопрос самостоятельно. Но и в этом случае должен осуществляться четкий государственный контроль.